fbpx

Мория Ааронов: «Я назвала ее болезнь бабочки»

Благословен ты, Господь, что сделал меня женщиной.

В иудейской религии каждое утро мужчина говорит: «Благословен ты, Господь, что не сотворил меня женщиной», а женщина: «Благословенна быть созданной, как ты хотел».

Я часто задаюсь вопросом об этой молитве, есть много вариантов объяснений, но если мне нужно было бы интерпретировать, я, вероятно, сказала, что человек из библейских времен осознал, что у него нет шансов в одиночку справиться с бременем судьбы, возложенной на наши плечи.

Мы регулярно подвергаемся сексуальным домогательствам, нам меньше платят, нас могут убить за честь семьи, одежду, поведение, наши разговоры всегда находятся в центре критики, а если этого нет, у нас также есть болезнь, которая уникальна (практически) только для нас, женщин — рак груди.

О болезнях, преодолении трудностей, и главное, о победах и бабочках следующее интервью.

Я встретилась с Морией Ааронов для интервью, после многих сомнений. Ведь так много женщин, которые болеют, все они борются за свой путь, у всех есть своя история, так почему именно Морию выбрали для интервью? Чем уникален ее путь, ее история?

Я выбрала ее из-за… бабочек, каких? Об этом чуть позже…

Вы иммигрировали в Израиль в возрасте 17 лет в августе, что вы испытали, выходя из самолета?

Хотите верьте, хотите нет, но я влюбилась, несмотря на сильную жару. И хотя я приехала одна, я почувствовала себя как дома.

Я очень хотела иммигрировать в Израиль, многие пытались убедить меня в обратном, но я всегда чувствовала, что это мой дом, и я приняла решение, смелое и трудное, и я это сделала.

Что было для тебя самым сложным?

В основном, то, что я одна. Начинать путь в одиночку сложно, тем более в 17 лет. И, конечно, языковые трудности, но у меня была цель, первый год я только учила иврит, я поняла, что должна учиться и получить степень. Через год меня приняли на подготовительную программу в Тель-Авивский университет, а затем я подала заявление на изучение делового администрирования.

Многие говорили мне, что у меня ничего не получится, что мне нужно сменить поле деятельности, что мне нужен идеальный иврит для выбранной специальности, но я не сдавалась и закончила учебу с отличием.

Не скажу, что это было легко, я была одна, мне приходилось работать на разных работах, иногда у меня даже не было денег на еду, у меня не было денег, чтобы жить в центре, поэтому я нашла квартиру в Ашдоде и ездила на учебу каждый день. Но было не просто желание, внутреннее требование — добиться успеха.

В 24 года вы уже работали в банке на руководящей должности, стали матерью и даже успели развестись, как вы со всем справлялись?

Мориа смеется,

Знаете, как и в университете, я хотела добиться успеха. Не потому, что хотела доказать кому-то что-то. Нет, только себе. Я сказала себе, что брак не сложился, бывает, но дочка и работа превыше всего. Правда, было много тех, кто «поднял бровь», кто был удивлен и это не удивление в поддержку, увы — в 24 года уже управляющая? И уже развелась? Но меня интересовал только мой путь, и я знала, что смогу добиться в нем успеха. И мне это действительно удалось.

Через какое-то время я уехала в Рамат-Ган, встретила своего нынешнего мужа, продвинулась в банке и заняла более высокую должность. Жизнь больше не требовала никаких действий, кроме самой жизни, но я слишком предприимчива по натуре, и вот на семейном совете мы решили, что ухожу с работы и займусь исполнением мечты.

Какая мечта?

Я всегда хотела получить степень магистра клинической терапии и стать психотерапевтом, и я снова вернулась на «школьную скамейку». И опять видела те самые «поднятые брови» — 35-летняя женщина в «школе»???

Но первый год я закончила с отличием и знала, что нахожусь на правильном пути. До тех пор…..

Однажды вечером муж почувствовал уплотнение, какой-то комок в моей груди. И как настоящий мужчина, который не умеет болеть, сильно занервничал. Я же смеялась, даже не хотела проверять, но он настоял, и я пошла на маммографию. У меня не было паники ни на мгновение, хотя доктор позвонил и сказал, что у меня злокачественная опухоль на второй стадии. Знаете, я даже толком не поняла, пока не увидела лицо мужа.

И когда прошел первый шок, я пообещал ему, что не умру.

Так легко рассматривать, рак как еще один проект?

Абсолютно нет, я живой человек, женщина, и я не железная, я плакала, кричала, был момент, когда казалось, что просто разваливаюсь. Послушайте, это шок, который даже невозможно описать словами. Но потом вы успокаиваетесь и начните свою войну. Добавьте к этому советское воспитание — и о провале не может быть и речи.

Как ты сказала об этом дочери?

Мория останавливается, чтобы перевести дух, у меня такое чувство, что я перешла черту, но затем она успокаивается, улыбаясь и рассказывая.

Вы знаете, это, пожалуй, самое страшное в болезни, потому что здесь приходит осознание того, что вы действительно болеете, и это влияет на всю вашу семью. Мы решили сказать ей, нет смысла врать, однако мы решили найти новое название болезни. Моя дочь предложила болезнь лягушек, потом она сказала это вслух, и это очень не понравилось, мы вместе решили дать моему раку не страшное название, что-то более легкое. И так оно и  родилось – болезнь бабочки.

Болезнь бабочки?

Да, да, я больна болезнью бабочки. Бабочки, которая запуталась по пути, поселилась в моем прекрасном теле, в груди, и теперь мне нужно найти способ отпустить ее на волю.

Мы не выздоравливаем от болезни, мы избавляемся от нее.

Вы продолжили учебу?

К сожалению, нет, хотя моя бабочка только на стадии 2, и лечение относительно легкое, но тело разрушается, я очень старалась, и, возможно, я бы продолжила, но семья давила, потому что они видели, на сколько я ослабла. А пока я сделала перерыв в учебе, но когда я почувствую себя сильнее, я вернусь.

Как вы действительно справляетесь с такой сложным поворотом жизни?

See Also

Мориа смеется,

— Вы знаете, что я не только получила бабочку, но и получила ее в период короны. И хотя я сильная, и хотя я знаю, что сумею победить свою бабочку, есть страхи и разочарования, которые усугубляют эту социальную изоляцию, связанную с ограничениями этого времени. Я думаю, что нашла рецепт депрессии. Но и рецепт от депрессии я тоже нашла.

Итак, первым делом я открыла Instagram и начала писать, до того времени у меня не было вообще ничего, и я не интересовалась социальными сетями.

Кто-то также посоветовал мне связаться с организацией «1 из 9», и от них я получаю психологическую поддержку, в которой так отчаянно нуждаюсь. Об этом надо говорить, в одиночку с этим не справиться, как бы дом ни поддерживал, они тоже вместе с пациентом переживают травму.

Я также начала немного фотографировать себя в качестве модели и загружать довольно откровенные фотографии вместе с сообщениями, которые пишу, из желания привлечь внимание к этой болезни.

Стать моделью??? — Теперь моя очередь поднимать бровь

Да, да, у меня красивое тело, так что это правда. Что мне 37 лет, и кто сказал, что подиум открыт только для молодых женщин.

У меня есть история, и я рассказываю ее через свое тело.

И хотя в моем детстве и юности, из-за семейных установок, я не стала моделью, когда у тебя «болезнь бабочки», тебе можно реализовать себя так, как тебе хочется.

Что ты желаешь себе?

Знаете, если бы вы задали мне тот же вопрос несколько лет назад, я бы вытащила для вас длинный список. Сегодня я просто хочу здоровья, хочу легко перенести операцию, облучение, хочу, чтобы продолжить быть женой и матерью на долгие годы вперед. Знаете, здоровье — это самое главное.

Мы расстаемся, и в голове крутится одна мысль,

Благословен Ты, Господи, что не сделал меня мужчиной, но создал меня женщиной, как Ты хотел ………

«Один из девяти» на протяжении 27 лет предоставляет различные услуги пациентам с раком груди, помогая им реализовать свои права и получать поддержку и помощь, как физически, так и онлайн, со стороны профессионалов и волонтеров, — говорит Сигал Рацин, Генеральный директор «One of the Nine». «Как в случае с Мория, так и в тысячах других случаев, «Одна из девяти» предназначена для тех женщин, которые переживают очень трудные времена в своей жизни, нуждаются во внимании к их потребностям, чтобы они могли продолжать жить своей жизнью, быть все теми же хранительницами дома и очага, центром семьи. Мы вместе, чтобы победить болезнь и сопровождаем пациентов на разных языках, включая русский и английский. И помните, что раннее обнаружение, ранняя диагностика очень важна и спасает жизнь. Проверьте себя».

Фото из instagram Мория Ааронов

Беседовала Галина Смит