fbpx

Анфиса Чехова: «В моей концепции похудения нет волшебной пилюли – только работа над собой»

Фамилия телеведущей, актрисы, поэтессы Анфисы Чеховой не сходит со страниц желтой прессы. При этом у Чеховой есть как многочисленная армия поклонников, так и хейтеры, которые постоянно пытаются в чем-то ее уличить. Впрочем, звезда особо не расстраивается и дает отпор обидчикам: ее главное оружие – юмор и самоирония. В эксклюзивном интервью Womfire Анфиса Чехова рассказала, в чем заключается философия ее подхода к жизни вообще и трансформации жизни в частности, почему она решилась на проверку на детекторе лжи и при каких условиях расскажет о своей личной жизни.

Фото из архива Анфисы Чеховой

Анфиса, вы не даете ни прессе, ни хейтерам, забыть о себе. Недавно «Комсомолка» вышла с разгромной статьей по поводу вашего «Путеводителя похудения». Вы там предстаете чуть ли не шарлатанкой. Происки конкурентов?

Честно говоря, это они никак не могут угомониться. Я в последнее время веду очень «непровокационную» жизнь и специально ничего не делаю, чтобы получить дополнительный пиар. Живу собственной жизнью, которую не планирую выносить на публику. Но у публичных людей такая карма – что бы они ни сделали, их начинают рассматривать под лупой, искать, к чему придраться. Что касается разгромной статьи по поводу «Путеводителя», я ее не читала, впервые о ней слышу. Ни один мой подписчик, ни одна моя подруга мне об этом не сказал. Значит, статья была проходная, и пролетела мимо ушей. Значит, не разгромили (Смеется).

На самом деле, причина этих статей одна – люди хотят каких-то чудес и не хотят верить, что похудение или любая другая трансформация происходит путем работы над собой и своей осознанности, через внутренний психологический и духовный рост. Что человек может измениться не потому, что пришел доктор и что-то отрезал, а благодаря самому себе. Конечно, сложно верить, потому что все врут – интернет, соцсети, пытаются показать красивую картинку. И когда я стала делать «Путеводитель», один блогер, малоизвестный, но любящий позлословить, выпустил передачу, в которой он рассказывал, как похудели звезды. Он там не только по мне прошелся, по многим. И информация, которую он выдавал, была из разряда – «ходят слухи». Абсолютно бездоказательная. А у нас ведь как? Кто-то пустил слух, и никто не говорит – докажи, что ты говоришь правду. Вместо этого они бросаются на звезду и требуют подтверждения или опровержения. Но почему это я должна это делать? Если эти слухи кто-то распустил, пусть они и доказывают. У нас сейчас такой век, что очернить очень легко. Достаточно любой чуши, вброшенной в информационное поле, чтобы люди начали в тебе сомневаться. Хотя ты годами своего труда доказывала, что ты порядочный человек, всегда на виду, не замечен в мошенничестве.

Так вот, этот блогер предположил, что я себе сделала резекцию желудка и колола корейские уколы, от которых якобы легко похудеть. Если бы такие уколы существовали, их разработчики уже Нобелевскую премию получили, и все бы на них сидели. И хотя все это действительно фантастика, многие задались вопросом – а ведь действительно: как это человек так быстро похудел без диет, насилия, издевательств над собой? Нет, значит, он что-то должен был отрезать, пришить или вколоть.  

Чтобы отстоять свою честь, вы решились даже ответить на вопросы о похудении на детекторе лжи. Не жалеете об этом? Ведь все равно нашлись те, кто поддал сомнению результаты полиграфа.

Да, люди, которые даже не потрудились изучить вопрос, сделали вывод, что все это – обман. У нас ведь страна подозрительных людей. Полиграфы стоят во всех крупных международных компаниях, и их результаты становятся поводом для увольнения проштрафившихся сотрудников. Но русский человек точно знает, что этот аппарат любой дурак сможет обмануть. Тут уж ничего не поделаешь.

Но я решилась на детектор лжи больше для себя. У меня обостренное чувство справедливости. Я стараюсь не врать. Конечно, как и все взрослые люди, мне иногда приходится не говорить правду, особенно когда в этом замешаны другие люди или когда правда может кого-то расстроить, навредить. Но стараюсь быть честной – и с собой, и с другими. Именно поэтому, когда всякие шарлатаны начали подозревать меня во лжи относительно моего похудения, мое внутреннее желание доказать свою правоту привело меня на полиграф. Потому что мне нечего скрывать – иначе бы я ничего не затевала. Мне казалось, что детектор лжи – это признанный прибор, который невозможно обмануть, после которого все вопросы отпадут. Но, к сожалению, те, кто не верил в мое похудение без хирургического вмешательства и «корейских уколов», и после прохождения детектора продолжали сомневаться. Ну что ж, если это ничего не доказало хейтерам, так тому и быть, на таких людей нет смысла ориентироваться. А думающие люди и без этого мне доверяли. Но если были какие-то сомнения – вполне понятные, ведь в этом потоке вранья с экранов и в инстаграме легко заблудиться, — то для адекватных людей это была возможность развеять сомнения.

Фото из архива Анфисы Чеховой

В чем же на самом деле успех вашего похудения и действительно ли можно сбросить вес благодаря подсознанию, а не диетам?

Это то, о чем я говорю в своем «Путеводителе» и что доказано учеными. Наш тип тела напрямую зависит от нашего психотипа. На то, какими мы вырастаем, каким будет наш путь, влияют программы, которые в нас закладывают с детства родители и другие значимые люди. Тело принимает определенную форму не просто так. И если ты хочешь поменять форму тела, а не просто худеть, бесконечно мучаясь на диетах, надо менять свою психологию.

Если представить процесс похудения как стул на четырех ногах, то две ножки – это питание и физическая нагрузка. Но на двух ножках стул не устоит. Нужны еще две – психология и здоровье. Потому что если у тебя неисправно работает организм, если он затоксирован, запаразитирован, нет порядка в гормонах, то ни о каком похудении речи быть не может. Организм будет делать все, чтобы этого не случилось, потому что идет разбалансировка всех функций. Ничего волшебного в моей концепции нет. Я искала ответы как осознанный, думающий, ищущий истину человек, который всю жизнь боролся с лишним весом. И пришла к тому, что является единственно верным. Это не моя разработка или фантазия, это мой собственный опыт, который я правильно сформулировала и доступно донесла до людей. В моей концепции нет волшебной пилюли, только работа над собой. Поэтому я не обещаю людям, что после прохождения «Путеводителя» они за 2 месяца сбросят вес. Да, бывало, что люди за полтора месяца на моей программе сбрасывали 16 кг, но это слишком много за такой короткий срок. Мой подход – не только про то, чтобы в конкретный момент времени сбросить определенное количество килограммов. Это про работу над собой на всю жизнь. Про любовь, заботу. В этом нет ничего вредного или сверхъестественного. Это научный медицинский подход, основанный на концепциях дипломированных специалистов. Я, кстати, и сама скоро стану дипломированным психологом – сейчас получаю второе высшее образование.

Это ответ всем тем, кто обвиняет меня в «инфоцыганстве», даже не попытавшись разобраться, о чем мой курс. Как это делает та же Собчак, которая не провела журналистского расследования, не попыталась понять, а подошла к этому с концепцией русского человека – мне все подозрительно, все это не то. Как можно судить о курсе, который ты никогда не видела в глаза и понятия не имеешь, о чем он? Из-за этой «стрижки под одну гребенку» страдают психологи и другие специалисты, которым есть что сказать и донести людям.  

Вы признавались, что у вас много подруг. Учитывая, что вы достаточно открытый и откровенный человек, не было ли случаев, что подруги этим пользовались и предавали вас?

Предательство для меня странное слово. Если кто-то что-то сделал, как ему удобно, из собственных соображений, а не потому, что хотел тебя предать или совершить какой-то плохой поступок, то что с этим поделать? Предательство – это, по сути, нарушение собственных ожиданий. Когда все пошло не так, как ты хотел. Допустим, я рассчитывала, что мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день, а человек взял и ушел. Для меня не существует слова «предательство». Каждый человек поступает так, как ему необходимо для прохождения жизненного опыта. Поэтому я давно перестала обижаться, если подруги поступают как-то не так, как мне бы хотелось, преследуют свою выгоду, а когда мне что-то нужно, их как ветром сдувает. На данном этапе я смотрю на людей с той точки зрения, насколько хорошо мне с этим человеком, что эти отношения – дружеские или любовные – мне дают. Наполняют ли они меня, дают ли ощущение близости или же человек меня энергетически съедает, а я чувствую себя раздраженной, грустной. И если человек что-то делает, что не укладывается в мою систему ценностей, я не разрываю сразу отношений, а убираю эту степень близости. Допустим, «разжалую» из подруг в приятельницы. Но никогда не ставлю точку. Возможно, пройдет время, обиды улягутся, и мы снова начнем общаться. У меня есть подруги, с которыми я 5 лет не общалась, а потом снова начали. Просто степень близости разная.

Фото из архива Анфисы Чеховой

Признаться, раньше я на подруг возлагала большие надежды. Мне было важно, чтобы в одной воплощалось все: чтобы и по магазинам можно было пойти, и в кино сходить, и пообщаться, и путешествовать, и в горе, и в радости. И если что-то не так, обижалась. Но потом я поняла, что в одном человеке собрать все качества, которые я хотела видеть в своей идеальной подруге, невозможно. И я стала ценить в каждой из них то, что с ней классно получается делать. С кем-то классно путешествовать. С кем-то – вести душевные разговоры. С кем-то – шопиться, с кем-то вести философские беседы. С кем-то ходить тусоваться. Просто надо стараться в дружбе с человеком видеть хорошее. И соприкасаться с ним лучшими сторонами. А есть подруги, которые просто не умеют утешать – не могут подобрать слов. Значит, не приду к ним в тот момент, когда мне нужна поддержка и утешение, а позвоню другой подруге, которая эмпатична и чувствует, что именно нужно сказать. Я вижу сильные стороны своих подруг и с ними соприкасаться, и не требовать слишком многого.

Оправдывается ли ваша тактика высмеивания самой себя и подчеркивания недостатков внешности (брови, уши, вес), чтобы утихомирить хейтеров? Научились ли вы спокойно воспринимать негативные комментарии в свой адрес?

Впервые слышу, что у меня есть такая тактика (Смеется). Я не высмеиваю, а просто с юмором отношусь к жизни, к себе, к окружающим. Не вижу трагедии в том, что у нас есть недостатки. И если кто-то пытается меня уличить и сказать гадость про мою внешность, он с моей стороны встретит не боль или уязвимость, или другую защитную реакцию, а юмор и спокойное отношение ко всем своим недостаткам. Я люблю и принимаю себя, и поэтому спокойно и трезво отношусь к своей внешности. Если кто-то считает, что у меня что-то не так – а у меня реально есть много неидеального в теле, — так что? Это что, делает меня какой-то недостойной личностью или нежеланной и некрасивой женщиной? Люди слишком серьезно относятся ко внешности. А между тем, нас любят за нашу энергию, внутренние качества, насколько с нами тепло, хорошо, насколько мы соответствуем представлениям другого человека о счастье, любви, комфорте. Именно поэтому любящий человек не обращает внимания не недостатки. А вот когда человек разлюбил, злится, ненавидит, то припомнит все, что в тебе не так. Соглашусь с известным выражением, что любовь смотрит через телескоп, а зависть, ненависть – через микроскоп. И если кто-то смотрит на меня через микроскоп, в этом человеке нет любви, и я ничего не смогу сделать, чтобы он меня полюбил. А если человек меня любит, то ему все мои целлюлиты, уши, брови, жиры – все кажется милым и симпатичным, и никак не лишает его ни желания, ни восхищения, ни любви. Поэтому я не высмеиваю, а подшучиваю над всем этим. Жить в этом мире и относиться ко всему серьезно – это большая ошибка. Надо с юморком на жизнь смотреть, иначе можно сойти с ума.

Фото из архива Анфисы Чеховой

Вам не кажется, что специфика программ, которые вы вели и которые предполагают излишнюю откровенность, сыграла с вами злую шутку? И теперь каждый хейтер или «блогер» считает, что может с вами общаться «накоротке?».

На самом деле, никто так не считает. Я очень редко сталкиваюсь с людьми, которые со мной фамильярно общаются. А если сталкиваюсь, то знаю, как поставить таких людей на место. Со мной такое не прокатывает, и я совершенно от этого не страдаю. Чувство собственного достоинства – это мое основное качество. Я хорошо умею отстраивать границы с людьми, с которыми это нужно делать. Поэтому чаще всего я в людях встречаю уважение и даже определенный пиетет.

У вас есть довольно успешный актерский опыт. Не планируете вернуться в кино? Не было ли предложений?

Я не воспринимаю это как большой успех. Не думаю, что актерство – это мое основное предназначение. Я могу это делать, и делаю неплохо, судя по отзывам даже многих наших корифеев. Да, актерская профессия – это наркотик: впрыснули под кожу, и тебе хочется новой дозы восхищения, адреналина. Но если это не твое – не твоя миссия, предназначение, не твой путь, — то у тебя и складываться в этом направлении ничего не будет. Поэтому в кино у меня не было особо хороших ролей, где я сказала бы «вау» и гордилась, да и не предлагают. В кино мне в последнее время предлагали такую хрень, на основе таких ужасных сценариев, что и вспоминать не хочется. У кастинг-директоров довольно стереотипное мышление, и, поскольку я вела передачи о сексе, мне предлагали роль каких-то сексуальных маньячек – с плетью, в коже. Это настолько не соответствует моему внутреннему миру и характеру, актерской самоидентификации, что я даже не представляю себя в этих ролях. Поэтому я планомерно много лет отказывалась от тех ролей, которые мне предлагали. В результате мне их перестали предлагать. Видимо, кастинг-директора думают – ну, раз Чехова отказывает постоянно, значит, она не хочет играть в кино. А я просто не хочу играть плохие роли, абсолютно мне не подходящие. А хорошую бы сыграла. Но с годами мне все меньше хочется играть в кино или театре. Я понимаю, что моя душа не получает от этого большого удовольствия. Это тешит амбиции, и на уровне разума я получаю определенное удовлетворение. Но душа молчит. Поэтому я играю в театре, время от времени выступаю со спектаклем – для поддержания тонуса. Но это больше хобби.

Фото из архива Анфисы Чеховой

Вы автор книг, планируете ли следующую? О чем она может быть?

See Also

Это громко сказано. У меня есть сборник стихов и книга о сексе, написанная на основе подводок, которые я писала к этой программе. Наверное, я буду писать какие-то книги – у меня часто это просят издательства. Но пока не знаю, о чем она будет. Наверное, о чем-то, глубоко мною прожитым. На данный момент коплю стихи на следующий сборник – проза пока у меня не рождается.

Кстати, о стихах – у вас очень проникновенная поэзия. Нет ли песен на ваши слова? Не думали о сотрудничестве с каким-то композитором, который бы положил ваши слова не музыку?

О том, чтобы запеть, точно не думала. Каждый должен заниматься своим делом. Я бы писала песни для исполнителей. Но ко мне никто не обращался, а сама я ходить, предлагать себя не умею и никогда не буду. Если кто-то захочет записать песню на мои стихи, я буду рада. Но специально ничего для этого делать не стану.

Расскажите о своей личной жизни. После развода с Гурамом Баблишвили вам приписывали роман с Эдуардом Демченко, который вы отрицали. Есть ли сейчас в жизни Анфисы Чеховой особенный мужчина?

Личная жизнь у меня бурная – год за 10. Эдуард Демченко уже 17 лет мой друг. Он был моим другом во время Гурама, просто все это решили забыть и не вспоминать. Во всех моих соцсетях Демченко фигурировал как мой друг. Мы дружим так давно, что ни о какой совместной личной жизни и речи не идет. Да, бывает и такая дружба между мужчиной и женщиной! И при этом он дружил со всеми мужчинами, которые были в моей жизни. Просто Эдуард единственный мужчина, которые появляется в моих сториз, потому что мужчин, с которыми я пытаюсь строить отношения, я не показываю и никогда показывать не буду. Из чего многие делают выводы, что у меня нет личной жизни, что я страдаю по Гураму и все эти годы жду, когда он вернется (Смеется).

Дело в том, что когда-то давно я имела глупость показывать прессе мужчин, с которыми отношения только зарождались. С одним из них мы даже сфотографировались на обложку, и к моменту выхода журнала уже расстались. В тот момент я поняла, что я никогда не буду афишировать мужчину, если он не мой муж или не отец моих детей. Это мой принцип, которого я придерживаюсь. Потому что если бы я сейчас каждого мужчину показывала, с которым я пыталась строить отношения, то обложки журналов за последние три года все были бы мои. Многие так и делают: встречаются неделю, но рассказывают про свою бурную любовь, а потом так же бурно расстаются и посылают друг друга, говорят гадости друг о друге. Но я так не хочу – хайпить на своей личной жизни. Я не хочу туда никого пускать. Несмотря на мою публичность, есть вещи, которые касаются только меня. Именно поэтому я ничего не расскажу про свою личную жизнь и не покажу ее в соцсетях. До тех пор, пока мужчина не станет моим мужем или отцом моего ребенка. Такого мужчину я скрывать не стану. Но расскажу о нем столько, сколько посчитаю нужным. Пока что я выбираю, рассматриваю разные варианты, проживаю разные чувства и эмоции с разными людьми.

Фото из архива Анфисы Чеховой

Общаетесь ли с бывшим мужем? Участвует ли он в жизни Соломона?

Прекрасно общаемся – мы остались в дружеских, человеческих отношениях. Глядя, как расстаются многие люди и какой ад творится в их семьях, и что творится с их детьми, пока они проживают свои эмоции и всевозможные обиды, я понимаю, что мы с Гурамом просто огромные молодцы и нам есть чем гордиться. Мы сохранили прекрасные отношения, нормально общаемся, Гурам очень любит Солика, часто с ним проводит время – по собственной инициативе. Всегда помогает. Ничего плохого не могу сказать – дай бог всем расстающимся так расстаться.

Как складываются ваши отношения с сыном? Не поддались ли вы соблазну многих матерей сыновей, особенно, когда он единственный – «задушить» в объятиях и окружить гиперопекой?

Так, как и должны складываться – у меня и у него. Гиперопека – не думаю. Мы привязаны друг к другу, возможно, я иногда балую его, но не вижу в этом ничего криминального. Я его люблю и стараюсь показывать ему это. Мы простраиваем наши взаимоотношения, не всегда это бывает гладко. Иногда случаются конфликты, ссоры. Бывает – наоборот, любовь, жизнь душа в душу. Бывают простые периоды, бывают сложные – у нас обоих. И это влияет на наш характер, эмоциональное состояние. Мое мнение, которое подтверждается мнением детских психологов, к которым я время от времени обращаюсь, что у нас хорошая эмоциональная связь – редкая для ребенка с матерью. Я считаю, что для того, чтобы иметь хорошие взаимоотношения со своими детьми, нужно больше работать над собой. Если ты психологически проработанный человек, ты понимаешь, что с другими ты ничего не сможешь поделать – менять, подстраивать под себя. Только с собой. Если ты сама с собой разберешься, то и в окружающем мире все станет по-другому.

Автор Жанна Беросо