fbpx

Эмма Малинина: «Находясь в карантине, мы с Александром узнали друг друга по-новому и очень выросли как пара»

Эмма Малинина – удивительная женщина. Она могла бы довольствоваться статусом жены знаменитого артиста, жить на Рублевке или в Европе, быть светской львицей и вести праздный образ жизни. Но такой сценарий для Эммы – невыносимо скучный. О своей жизни без прикрас Эмма Малинина рассказала в эксклюзивном интервью «Womfire».

«Во время карантина мы провели вместе столько времени, как никогда прежде. Я, например, узнала, что мой муж очень хозяйственный»

— Эмма, как прошел 2020 год для вашей семьи? Многие жалуются, что он был тяжелым.

— Я бы сказала, что для нас этот год был неожиданным. Да, мы остановились в своей работе, но стали развиваться в других сферах. В соцсетях, больше общаться онлайн. Александр делает онлайн-концерты, записали дуэт с дочерью Устиньей. И эти композиции впервые прозвучали именно онлайн. Интересный опыт.

В это непростое время еще сильнее укоренилась моя привычка искать во всем хорошее. Например, в данной ситуации я нашла позитив в том, что наша семья была вместе столько времени, как никогда раньше. В обычное время гастроли Александра расписаны на 2 года вперед, и детей он видел в новогодние праздники и пару месяцев летом. И где-то между гастролями он заскакивал в перерыве на 2-3-4 дня домой, затем снова собирался и улетал.

Поэтому для нас это удивительный год. Я, например, узнала, что Александр – очень хозяйственный, может и гвоздь забить, и починить что-то, и справиться с любыми бытовыми вопросами. И это было очень кстати, потому что из-за жесткого карантина, когда ты не имеешь права поселить у себя чужих людей, нам пришлось отказаться от привычных помощников и делать все самим. Так что мы проявили чудеса изобретательности, терпения, включили организаторские способности, вспомнили навыки. Плюс нам пришлось по-новому изучать друг друга – научиться общаться, проявляя деликатность, чтобы не задеть партнера. Мне кажется, мы выросли в этом карантине как супруги, как пара.

В это время проявились кулинарные таланты членов нашей семьи. Устинья занималась выпечкой, делала вкусные десерты и полезные напитки, морсы всякие. Форс готовил идеальные завтраки, принимая заказы у каждого желающего с вечера. А Саша готовил горячее – великолепно жарил картошку с грибами, готовит мясо и лепил пельмени. А я попробовала невероятное количество разных супов – тайские, азиатские супы, новые рецепты овощных супов, борщ, рассольник и солянку. Я, кстати, делилась рецептами, кому интересно – можете подписываться на мою страничку в Instagram.

Кстати, в этом есть еще один позитивный момент. Поскольку Саше пришлось заниматься хозяйственными делами, в нашем доме появился новый пылесос, который он одобрил, всякие бытовые приборы для кухни, которые облегчают жизнь, например, специальное устройство для мытья окон. Да, и телевизор поменяли – нашего папу не устраивало качество изображения (Смеется).

— Вы не удовольствовались статусом хранительницы домашнего очага, а стали успешным доктором, предпринимательницей. Насколько сложно сохранять баланс между бизнесом, медицинской деятельностью и обязанностями жены и мамы? И как, будучи супругой суперзвезды, не раствориться в нем, не потерять себя?

— У каждой женщины стоит такая дилемма. И многое зависит от характера и внутренней силы. Решение быть самодостаточной я приняла, когда осталась одна с маленьким ребенком после развода с первым супругом. Я работала на нескольких работах, дежурила в больнице, занималась карьерой. И в тот момент поняла, что все могу. И когда мои сотрудницы плакали, что им не хватает денег, искренне удивлялась: почему нельзя больше работать? Я могу вместо 3 дежурств взять восемь, а потом еще в женской консультации отработать. И этих денег мне хватало, чтобы обеспечить себя и сына. Я была молодая, у меня были силы.

— А чем занимаетесь сейчас?  

— Своим призванием – медициной. Свою профессиональную деятельность я начала в 1987 году в родильном доме. Я 22 года проработала в Москве как практикующий врач, защитила кандидатскую диссертацию, открыла собственную частную клинику. И, будучи главой собственной клинике, я уже начала сотрудничать с лучшими клиниками Германии. Сделала несколько успешных бизнес-проектов. В частности, открыла сеть французских аптек, где, помимо лекарственных препаратов, были представлены лучшие БАДы, витамины и косметические средства премиум-класса.

Сейчас в Германии я занимаюсь одним перспективным медицинским направлением. После ковида расскажу подробнее.

«Красивую жизнь мы с Александром строили вместе – шаг за шагом»

— Любите вспоминать былые времена, как вы познакомились с Александром, какое впечатление он на вас произвел?

— Когда мы с Александром познакомились, сыну было уже 5 лет, я была самостоятельной и самодостаточной, твердо стояла на ногах. Скажу вам честно: я понимала, что с такой позицией мне будет очень сложно найти мужа, и внутренне я думала, что никогда и не найду (Смеется). Но Саша не просто не пытался меня ломать или ограничивать, наоборот – гордился тем, что я развиваюсь. Мы никогда не конкурировали друг с другом. Он меня постоянно хвалил, перед друзьями, в прессе. Даже на защиту диссертации моей пришел – этот зал, рассчитанный на 500 мест, никогда не был так заполнен, как тогда. Конечно, сотрудники пришли не меня послушать, но и увидеть Малинина.

И он никогда не решал за меня, мы грамотно делегировали полномочия, и каждый занимался своим делом. Сложно переоценить помощь семьи – наших с Сашей мам, которые взяли на себя заботу о младших детях – близнецах Устинье и Фроле, — и занимались их досугом в наше отсутствие. Бабушки сыграли колоссальную роль в нашей жизни. Конечно, они охотно помогали, видя, что я, оставив на них детей, не тусуюсь где-то, а работаю на благо семьи и на повышение уровня нашей жизни.

— Вам, наверное, было к чему стремиться. В отличие от большинства простых советских людей, вы повидали мир и знали, какой может быть жизнь.

— Летом 1990 года мы провели три месяца в Америке – Лос-Анджелесе и Нью-Йорке, где Саша был на гастролях, и его принимали как суперзвезду. Увидели совсем другое качество и стандарты жизни. И, когда в СССР началась перестройка, мы уже знали, что такое частный бизнес, и, как говорится, держали нос по ветру. Плюс мы никогда не делали ставку исключительно на шоу-бизнес – слишком он переменчивый и ненадежный был в то время. Мы развивали другие направления, что нам помогло остаться на плаву в разные времена.

— Один из самых сложных периодов, наверное, 90-е годы, когда ни купить ничего нельзя было, ни денег не было…

— Да, это сейчас: есть деньги – покупаешь все, что хочешь. А 30 лет назад нужно было еще для покупки квартиры встать в очередь на кооператив. Ведь когда мы познакомились, Александр жил в однокомнатной квартире. И, когда начали появляться какие-то деньги, мы решили обзавестись более просторным жильем. Пришли к самому главному человеку, который решал эти вопросы – женщине лет 40, с заявлением на кооператив. А я нарядилась в мини-юбку, на высоких каблуках. Смотрю на нее и понимаю, что она меня уже ненавидит. Александр остался в машине, чтобы не создавать лишнего ажиотажа в очереди. И я этой женщине говорю: «Я жена Александра Малинина, мы живем в маленькой квартире, и решили за свои деньги купить большую квартиру. Нам нужно 3 спальни, потому что у нас два мальчика (дети Александра и Эммы от предыдущих браков- Ред), собака… Нам нужно место и для инструмента». И тут она говорит: «А, может, он народный артист или хотя бы заслуженный? А вы, может быть, кандидат наук? Вам положено по 8 метров, вот и живите». И буквально выкинула меня оттуда. Но я ей благодарна за этот волшебный пинок! Я до сих пор вспоминаю это ехидное лицо, которое вдохновило меня на многие подвиги.

— Вы явно не пасуете перед сложностями. Это у вас с детства такой сильный характер?

— Да, помню, когда мне было лет 16, мы с папой шли по Кутузовскому проспекту. А у нас была квартира, но на Филях – отцу как высокопоставленному чиновнику выделили жилье в этом районе. И я папу спрашиваю: почему мы не могли жить на Кутузовском? А он говорит: Кутузовский проспект красивый, но тут живут члены Политбюро и приближенные к генсеку. И тут мы увидели около Бородинской панорамы большой дом с высокими потолками. Я ему говорю: пап, а я когда-нибудь здесь буду жить. И первая квартира, которую мы расселили, была именно на Кутузовском. Эта была целая эпопея: я полгода расселяла жильцов коммуналки на третьем этаже, складывала каждую копейку, занимала деньги. И все шло отлично, жильцы вроде были согласны. Я уже даже Саше сказала, что к его возвращению с гастролей у нас будет квартира на Кутузовском. И тут я приезжаю – две семьи уже готовы к выезду, а в третьей комнате сидит алкаш с мамой и женой и говорит: а мы отсюда не выедем! Нам нужна еще машина, желательно «Волга», но можно и новые «Жигули». И я села на лестницу в этом жутком подъезде и разрыдалась. А потом утерла слезы и говорю себе: так просто не сдамся. Схожу-ка я на четвертый этаж. И мне повезло: в квартире, в которую я позвонила, семья не могла дождаться, пока кто-нибудь предложит им расселение. Они выехали на следующий день. Так что я сдержала слово перед мужем: когда он вернулся, у нас уже была квартира на Кутузовском проспекте.

— Не похожа ваша история на сказку о беззаботной жизни принцессы…

— Да, те, кто думают, что, выйдя замуж за Александра, я окунулась в красивую жизнь, ошибаются. Мы эту красивую жизнь создавали вместе – шаг за шагом. И это совсем непросто. Для этого нужно иметь характер, волю и большое желание. Поэтому, когда начинают обсуждать публичных людей, я сразу это пресекаю. За каждым успешным человеком стоит огромная работа.

— Вас тоже пресса любит обсудить…

— Я переживала об этом раньше, когда в авторитетных газетах вроде «Известий» или «Правды» меня называли «третьей супругой поручика Голицына», придумывали всякие небылицы. Нынешнее хейтерство в соцсетях – детский лепет по сравнению с теми заказными статьями. Я тогда работала, у меня был большой коллектив, и это ненужное внимание очень мне мешало. И к этому невозможно привыкнуть. Даже Устинья, дочь знаменитых родителей, сейчас сама становится популярной, но по-прежнему смущается – у нее нет готовности к такому уровню публичности.

«На учебу в Германии наши дети попали случайно»

— Как вы оказались в Германии?

У Александра были трехмесячные гастроли по Германии, и мы решили быть рядом с ним в это время. Нашим детям тогда было лет по 8, и мы приняли решение, чтобы не терять это время, дать им возможность поучить английский язык в местной англо-американской школе. Она работала с середины августа, и наших детей туда взяли. Мы оплатили год, хотя были уверены, что дети проучатся там пару месяцев – пока у Александра гастроли. И тут нам надо уезжать, а они говорят – а мы хотим остаться.

— Вы этого не ожидали?

— Даже не предполагала! А тут и директор их хвалит – говорит, такие дети, так быстро английский учат, все схватывают на лету. Но как оставить? Надо кому-то из нас оставаться. Начали искать пути – обратились к адвокату, который сказал, что единственная возможность для меня остаться в стране — посещать официальные языковые курсы в одном из лингвистических институтов. Я написала заявление в институт, а при въезде в страну подписала документ с очень жесткими условиями: в случае непосещения курсов более 5 дней по любой причине я лишаюсь своего статуса, и обязана вместе с детьми выехать из страны в течение нескольких дней. Но выхода не было – согласилась. И началась моя вторая студенческая молодость. Пустая квартира, в которую еще не успели доставить мебель, и мне несколько недель пришлось спать на полу. Занятия с 8.30, преподаватель – немка, которая всех трамбовала. Пришлось отказаться от привычной одежды – купить куртки, брюки, в которых ходили все студенты, чтобы не выделяться. Я стрессовала, но понимала, что делаю это ради детей. Я не могла ни ныть, ни рассказывать, что мне тяжело. Саша прилетал к нам только в перерывах в работе. Помню свои первые экзамены – перед рождеством, сдача которых давала возможность продлить визу и остаться в стране на следующий год. Саша тогда смог к нам вырваться, поддержал меня, провожал на экзамен, встретил. Я пыталась что-то еще зубрить в последнюю ночь перед испытанием. А потом Саша говорит – давай выпьем вина. Мы по бокалу выпили, и утром на экзамен пошла такая легкая, расслабленная. А поскольку результаты объявляли в 20-х числах января, все новогодние праздники провела в переживаниях. Но, к счастью, я сдала – набрала 94 балла из 100. И это дало мне уверенность в себе.

— Почему вы не открыли медицинскую практику в Германии?

— После двух лет языковых курсов ты не можешь работать врачом: для подтверждения диплома нужно не менее 4 лет. И я решила уже через два года защитить свой бизнес-проект в медицинской сфере. Но в первом варианте было несколько пунктов, которые не удовлетворили комиссию, и мне нужно было его доработать. Через несколько месяцев я предложила новый бизнес-план, который успешно был одобрен. Получив разрешение на бизнес, мы с моим любимым мужем сразу пошли в здание напротив самой известной церкви Мюнхена Фрауэнкирхе, о котором я давно мечтала. Смотрим, идет ремонт, и все помещения, скорее всего, сданы. И тут выясняется, что на том же четвертом этаже еще остались не занятые помещения. Три месяца борьбы, и я въезжаю в это здание, в котором проработала почти 10 лет.

See Also

«Скромный и милый в жизни, на сцене Малинин перевоплощается и пленяет своей энергетикой»

— Вы успешно приспособились к новым условиям, нашли для себя новые форматы. А как Александр Малинин? Привыкший ездить по всему миру, гастролировать? Не чувствует себя загнанным в клетку?

— Он тоже не терял времени. Во-первых, он каждый день все равно поет: берет гитару, садится за инструмент, распевается. И два часа в день – как люди на тренировках – он занимается поддержанием своей вокальной формы. Убеждается, что голос звучит, ноты все в позиции. А наша дочь это наблюдает и восхищается папой, который сохраняет рабочий режим. Кстати, за время карантина и отец, и дочь записали по альбому и сняли по клипу. Горжусь ими.

— А у вас есть любимая песня Александра Малинина? Романс, может быть?

— Да, я очень люблю песню «Ночь» — в этом клипе мы снялись с ним вдвоем – молодые и влюбленные, накануне свадьбы.

А из романсов – «Нищая».

Там такой глубокий философский текст. Вообще, Александр очень щепетильно подходит к выбору репертуара. Когда мы с ним познакомились, он меня удивил и покорил. Имея определенный опыт общения с мужчинами, которые слишком старались произвести на меня впечатление, я думала, что и у Александра могут быть такие моменты. Но он оказался не только мегапопулярным, ярким, талантливым, но и невероятно скромным. Он никогда не страдал звездной болезнью, а всегда был простым, человечным, честным. С ним хотелось дружить, находиться в его орбите. И за годы брака с ним я убедилась в его надежности: не бросит в тяжелый момент, не спасует. Он никого не осуждает, у него христианский подход к жизни, он благодарен за то, что есть. И научил этому меня.

— Редкие качества для публичного человека, да еще из шоу-бизнеса, полного интриг…

— А он не такой, как все. Он очень скромный. Когда ему приходится говорить о себе, он до сих пор смущается. Но на сцене как будто перевоплощается. Еще великий Михаил Танич, песни которого исполняет Малинин, говорил: «Эмма, удивительно. Он такой скромный и милый в жизни, и как будто умножается на 100 на сцене, превращается в звезду – со своим мощным голосом, аурой, атмосферой». Саша сделал большой вклад в шоу-бизнес. Преданно любя романс всей душой, он продвигал и популяризовал этот жанр. Несмотря на то, что это традиционно «не коммерческая» музыка, Александру удалось сделать его интересным, привлекательным и заставить публику полюбить романсы. У него своя техника дыхания при исполнении романсов. В консерваториях – российских и даже венской – учат петь романс по Малинину. Многие знают, что Александр любит и прекрасно исполняет украинские песни. Но он ведь специально выучил украинский, работал с преподавателем при записи первого альбома. И к каждому концерту он тщательно готовится, распевается. У него очень трепетное отношение и уважение к искусству.

Малинин первым заложил традицию проведения балов, собирал многотысячные стадионы в Москве, Питере, Киеве. Сейчас продолжает проводить концерты, в том числе, традиционные февральские балы в Санкт-Петербурге. Правда, сейчас из-за ковида его перенесли. И еще один обязательный бал 13 февраля, в день нашей свадьбы, мы проводим в Крокус Сити Холле в Москве. А в Доме музыки в Москве каждый концертный сезон в сентябре открывается романсами Александра Малинина с оркестром. И это многолетняя традиция, эти концерты собирают тысячи поклонников Александра, которые приходят туда со своими детьми, выросшими на его песнях. У него своя замечательная публика, которая его любит, и поддерживает его во всех наших жизненных ситуациях.

— А чем занимаются Устинья и Фрол?

Устинья поступила в Лондонскую королевскую консерваторию. Недавно она дошла до финала в престижном конкурсе NOMEA, получила специальную премию за особенный голос. Эту премию будут вручать в Неаполе, и, если позволит ковид, Устинья там выступит на сцене. Фрол поступил в Мюнхенский университет кинематографии и будет сценаристом и режиссером.

Не уверена, если бы мы остались в московской среде, наши дети добились бы таких высот, причем без привязки к знаменитой фамилии. Ведь они жили в тепличных условиях. Многочисленный персонал – няньки, репетиторы, водители. Они не знали, что такое в магазин за хлебом сходить или постель заправить! Потому что, если бы я и пыталась на них давить, они бы это воспринимали как нечто странное – мама что-то хочет, чего не требуют от других детей знаменитых родителей. А в Германии все дети так растут, там жесткая дисциплина. Поэтому Устинья и Фрол тоже выросли в среде, где были самостоятельными и сами всего добивались. Они рано начали зарабатывать деньги, и знают цену этим деньгам.

— Эмма, вы прекрасно выглядите. Может, дадите нашим читательницам пару советов, как оставаться в такой прекрасной форме?

— Нужно позитивно мыслить. Проанализируйте любую ситуацию, зачем она вам дана, и найдите положительную сторону. Дружите с позитивными интересными людьми, не тратьте время на пустые разговоры, болтовню, сплетни. Следите за своим здоровьем. Занимайтесь спортом. А лицо всегда украшает улыбка и счастливые глаза.

Беседу вела Виктория Чирва